Эксперты оценили сроки ввода в эксплуатацию новейшего российского оружия

По мнению аналитиков, поставка ракетных систем «Сармат» на вооружение ожидается в 2022-2027 годах. Тестовая установка «Кинжалов» на самолеты произойдет уже в 2019 году, ракетные системы «Авангард» скорее всего поступят на вооружение не раньше 2022 года, «Циркон» — в 2025-2030 годах или даже позже, «Посейдон» не раньше 2027 года, а «Буревестник» после 2030 года (если вообще удастся создать такое оружие), говорится в докладе.
Эксперты NTI также назвали два ракетных комплекса России, которые подпадают под действие Договора о сокращении наступательных вооружений (СНВ-3). Речь идет о комплексах «Сармат» и «Авангард». Под действие договора также может подпадать «Кинжал», но только если он будет установлен на тяжелом бомбардировщике (МиГ-31К, который планируется оснащать этими ракетами, таковым не является). «Буревестник» и «Посейдон» формально не попадают под определения стратегических вооружений, которые даны в СНВ-3, однако отдельные параграфы документа могут позволить их классифицировать как «оружия нового типа», что позволит их включить в договор, говорится в докладе. Авторы также отмечают, что к тому моменту, когда эти системы будут поставлены на вооружение, действие СНВ-3 уже истечет.

Политика

НАТО договорилось об ответе на случай выхода России из договора о ракетах

Эксперты оценили сроки ввода в эксплуатацию новейшего российского оружия

Аналитики готовили доклад несколько месяцев, сказал РБК исполнительный директор NTI Эрнест Монизи. Подтверждение того, что часть новых вооружений России подпадают под действие СНВ-3, может в какой-то мере сгладить опасения о новом оружии Москвы, добавил он. Ранее власти США неоднократно заявляли, что новые вооружения России должны быть включены в СНВ-3, который был подписан Москвой и Вашингтоном в 2011 году. Срок действия соглашения истекает в феврале 2021 года, он может быть продлен сторонами еще на пять лет.

В октябре включить новые вооружения России в СНВ-3 призывал помощник госсекретаря США по контролю над вооружениями Томас Диннано. «Технологии стремительно меняются и важно, чтобы мы говорили не о том, что включено в СНВ-3, а о том, что в него не включено», — указал он в интервью The Washington Times. Договоры времен холодной войны более не соответствуют нынешним реалиям, утверждал Диннано.

В России заявляют, что готовы на продление СНВ в нынешнем виде без существенных изменений. Об этом в октябре утверждал посол России в США Анатолий Антонов. «Очень просто продлить договор, как есть. Если у США, как и у России, есть собственные озабоченности по поводу других вопросов стратегической стабильности, пора собраться и взяться за эти вопросы», — говорил Антонов.

В ходе Московской конференции по нераспространению 8 ноября замглавы МИД Сергей Рябков указывал на озабоченность в связи с рисками развала СНВ-3. Однако в Вашингтоне, по его словам, такие беспокойства России игнорируют. «Выглядит так, что США тянут время», — заявил Рябков.

Однако, по словам Мониза, надежда на продление СНВ-3 остается. «Дискуссии, которые я провел с представителями России [на Московской конференции по нераспространению], указывают, что Россия открыта к продлению договора, скорее всего, в его нынешнем виде», — пояснил он.

Как отметил Мониз, до 2026 года стороны смогут пересмотреть положения договора. Например, допустил он, в СНВ могут быть включены положения, касающиеся новых вооружений США и России, кибероружии и космических вооружениях.

Мониз также обратил внимание, за продление СНВ-3 выступают в том числе и консервативные политики и эксперты. «Недавно к продлению договора [администрацию Дональда Трампа] призвали в аналитическом центре «Институт американского предпринимательства», который является очень консервативной организацией», — указал он.

«Продление СНВ является критически важной задачей для глобальной архитектуры контроля над вооружениями. Без него у сторон фактически не останется действующих механизмов верификации [открывающий доступ ядерным державам к силам друг друга]», — резюмировал Мониз, который исполнял обязанности министра энергетики в администрации Барака Обамы с 2013 по 2017 годы.

Подпишитесь на рассылку РБК.
Рассказываем о главных событиях и объясняем, что они значат.

Авторы:
Евгений Пудовкин, Александр Атасунцев

Источник: rbc.ru

Добавить комментарий

*

четыре × два =